Интернет-сервисы — один из самых быстроразвивающихся сегментов цифрового рынка. В России эта индустрия крепнет: в стране и за ее пределами с завидной скоростью развиваются сервисы такси, навигации, доставки еды, социальные сети. Кто их создает и что ждет их в будущем — в материале «Ленты.ру».

Интернет-сервисы — один из самых быстроразвивающихся сегментов цифрового рынка. В России эта индустрия крепнет год от года: в стране и за ее пределами с завидной скоростью развиваются сервисы такси, навигации, доставки еды, социальные сети. Отечественные стартапы изобретают не имеющие аналогов технологии, экспортируют их за рубеж и борются с глобальными киберугрозами во всем мире. Как в России появились приложения и технологии, способные конкурировать на мировом уровне и что ждет IT-рынок в будущем, — в материале «Ленты.ру».

Рынок сервисов напрямую связан с ростом числа интернет-пользователей. Если в 2019 году интернетом пользовались более 95,9 миллиона россиян, то в 2020 году этот показатель вырос до 118 миллионов человек — около 81 процента населения страны. Вместе с числом людей, подключенных к сети, растет и потребность в самых разных интернет-сервисах. Это видно по объему экономики Рунета: в 2019-м он составил 4,7 триллиона рублей — на 20 процентов больше по сравнению с годом ранее.

По данным Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК), наибольшая часть экономики Рунета приходится на рекламу и маркетинг — объем этого сегмента составляет 330 миллиардов рублей. Следом идет инфраструктура (130 миллиардов рублей), электронная коммерция (2850 миллиардов рублей), платежные услуги (1350 миллиардов рублей) и цифровой контент (115 миллиардов рублей). Получается, что более 50 процентов экономики России зависит от интернета.

191
миллион онлайн-заказов
сделали россияне за первые шесть месяцев 2019 года

Один из самых быстрорастущих сегментов — покупки в интернете. Только за первые шесть месяцев 2019 года россияне совершили более 191 миллиона онлайн-заказов — это примерно столько же, сколько за весь 2018 год. Благодаря этому рынок интернет-покупок вырос на 26 процентов и достиг 725 миллиардов рублей, причем связано это в основном с развитием российских площадок, среди которых — гиганты Wildberries и Ozon. Только за первое полугодие 2019-го их оборот увеличился на 79 и 85 процентов соответственно. И это далеко не предел.

Фото: Александр Музыченко / «Коммерсантъ»

По прогнозам Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара, к 2024 году российский рынок электронной торговли составит 2,78 триллиона рублей. У банка Morgan Stanley прогнозы еще более позитивные: аналитики оценивают этот сегмент в 3,491 триллиона рублей. К тому времени число людей, готовых покупать, практически перестанет расти, зато количество заказов на одного человека увеличится, предрекают эксперты.

При этом большинство сервисов, популярных в России, имеют отечественное происхождение. По данным опросов Института развития интернета, более половины россиян готовы отказаться от зарубежных онлайн-сервисов в пользу российских аналогов. Объясняется это просто: российские сервисы могут полностью заменить иностранные и ориентированы в первую очередь на жителей России, поэтому ими удобнее пользоваться. Местные поисковики, соцсети и мессенджеры зачастую лучше адаптированы к российскому рынку.

Это подтверждается статистикой. Согласно данным исследовательской компании Mediascope за февраль 2019 года, наиболее посещаемым ресурсом в России был «Яндекс», а среди соцсетей подавляющее число россиян отдают предпочтение отечественной «ВКонтакте». Месячный охват последней превышает 38,1 миллиона человек, в то время как у американских Instagram и Facebook в России цифры значительно ниже — 29,6 миллиона и 22,3 миллиона человек соответственно.

Кроме того, согласно результатам еще одного опроса, самыми востребованными у россиян являются госуслуги и онлайн-магазины лекарств. Первыми регулярно пользуются 35 процентов респондентов, а еще 29 процентов постоянно покупают в сети медикаменты. Эти сервисы зарубежные аналоги заменить просто не могут.

Объем рынка доставки еды в России, согласно данным «Infoline-Аналитики», к концу 2019 года превысил 170 миллиардов рублей — на четверть больше, чем годом ранее. Во многом такой рост обеспечен работой двух популярнейших агрегаторов — Delivery Club и «Яндекс.Еда». Первая принадлежит Mail.ru Group, а вторая — «Яндексу» (точнее, отдельной компании «Яндекс.Такси»). По большому счету, два этих российских сервиса делят между собой весь московский рынок доставки готовых блюд: в декабре 2018-го доля по числу заказов у «зеленых рюкзаков» составляла 46 процентов, а у «желтых» — 43 процента (по оценке «Сбербанк CIB»).

Объем заказов у обеих платформ год от года растет. Например, Delivery Club в январе отчитался о 3,5 миллиона выполненных заказов за месяц, хотя годом ранее эта цифра была меньше в два раза. По прогнозам «Яндекс.Еды», доля агрегаторов в сегменте доставки должна в скором времени еще повыситься.

Фото: Александр Вильф / РИА Новости

«В 2018 году доля агрегаторов в сегменте доставки еды, по нашим оценкам, составляла всего 15-17 процентов, но к 2022 году она может увеличиться до 55-60 процентов», — отмечал генеральный директор «Яндекс.Еды» Максим Фирсов.

Бессменным лидером по выручке в сегменте фудтеха с собственной доставкой является компания «Додо Пицца». Сеть предпринимателя из Сыктывкара Федора Овчинникова по итогам 2019 года нарастила выручку до 20,2 миллиарда рублей (с 13,6 миллиарда в 2018 году). Рост обусловлен не столько качеством пиццы, сколько грамотно выстроенной стратегией продвижения. Овчинников гарантировал быструю доставку, а также оборудовал все кухни видеокамерами. С помощью них клиент может в режиме реального времени посмотреть, как готовится его пицца — и через сайт, и через мобильное приложение.

В начале 2019 года сеть уже насчитывала 442 пиццерии и приступила к международной экспансии: заведения «Додо Пиццы» открылись в Китае, Великобритании, Казахстане, Киргизии, Литве и Эстонии. Россияне также предприняли попытки выйти на рынки США — две пиццерии открылись в Оксфорде и Саутхэйвене.

Успехи российских компаний, сделавших ставку на онлайн, замечают на государственном уровне. В марте глава Удмуртии Александр Бречалов, который входит в совет при президенте России по стратегическому развитию и приоритетным проектам, призвал включить «Додо Пиццу» и Wildberries в перечень системообразующих предприятий России.

Россия занимает третье место в мире по уровню проникновения мобильных приложений такси — сервисы установлены на смартфонах 45 процентов населения страны. Показатели выше только в Китае (51 процент) и в Мексике (46 процентов).

Один из сильнейших игроков на этом рынке — «Яндекс.Такси» — запустился в Москве в 2011 году. В отличие от иностранного Uber, российская компания не конфликтовала с традиционными таксопарками, а предоставляла всем желающим доступ для получения и исполнения заказов: уже существующие таксопарки могли встроить платформу в собственный бизнес. К 2015 году к сервису было подключено уже более 30 тысяч автомобилей из 450 таксопарков, а через несколько месяцев «Яндекс.Такси» вышел на международный рынок — приложение заработало в Грузии, Казахстане, Белоруссии, Украине и Армении. Сегодня заказать такси через приложение можно уже в 16 странах, включая Финляндию, Израиль и Румынию (под брендом Yango).

Влияние «Яндекс.Такси» на отечественном рынке оказалось настолько велико, что не устоял даже Uber. В 2017 году российский сервис занимал около 50 процентов онлайн-сегмента, в то время как доля американского гиганта была как минимум вдвое меньшей — всего 23 процента. В том же году произошло объединение бизнесов «Яндекс.Такси» и Uber в России, Грузии и нескольких странах СНГ. В конце 2019 года доля объединенной компании на рынке агрегаторов такси составляла 27 процентов. В будущем она может вырасти до 40 процентов — после покупки «Яндекс.Такси» активов «Везет» (в том числе софта и колл-центров).

Фото: Наталья Селиверстова / РИА Новости

Международную экспансию начал еще один российский сервис пассажирских перевозок — якутское приложение inDriver. Что интересно, платформа возникла практически случайно. В 2012 году якутские таксисты взвинтили цены на поездки по городу, поэтому местные жители создали сообщество «Независимые водители», где оставляли заявки и предлагали свои цены на маршрут. За полгода аудитория паблика выросла до 60 тысяч человек. В скором времени предприниматель Арсен Томский начал разработку специального приложения, где пользователи могли сами предлагать стоимость поездки водителю.

Сначала сервис работал в городах России и СНГ, а в 2018 году вышел на рынок стран Центральной и Южной Америки. На сегодняшний день платформа поддерживается в 300 городах 31 государства, сервис насчитывает более 47 миллионов зарегистрированных пользователей. К тому же приложение входит в тройку крупнейших райдшеринговых сервисов мира (по данным Sensor Tower).

Российские сервисы активно выстреливают не только у себя на родине, но и на иностранных рынках. В 2019 году настоящим прорывом за рубежом стало приложение для «состаривания» лица FaceApp, созданное бывшим сотрудником «Яндекса» Ярославом Гончаровым. Некоторое время программа находилась на первых строчках App Store и Google Play в мировых рейтингах. Еще одно приложение Prisma, разработанное российским стартапом Prisma Labs и превращающее обычные снимки в произведения искусства, и вовсе стало лучшей мобильной программой года по версии App Store.

Впечатляющих успехов в России и за рубежом достиг стартап NtechLab, основанный в феврале 2015 года выпускником МГУАртемом Кухаренко и предпринимателем Александром Кабаковым. Изначально алгоритм распознавания лиц существовал в виде веб-сервиса FindFace: он позволял искать людей во «ВКонтакте» по одной фотографии. Предполагалось, что FindFace станет инновационным российским дейтинг-сервисом — люди смогут за несколько секунд находить аккаунт понравившегося человека, а затем общаться с ним онлайн. Разработка оказалась куда более перспективной и стала одной из самых быстрых и точных в мире, чем заинтересовала иностранный бизнес.

Фото: Prisma

За несколько месяцев аудитория FindFace превысила миллион человек. Разработчики показали свой алгоритм на конференции, организованной Национальным институтом стандартов и технологий США (NIST). После этого NtechLab допустили к официальному тестированию технологий биометрии, проводимому NIST, — это дало россиянам право участвовать в государственных тендерах США. Позже российская технология попала на первую строчку мирового бенчмарка Facial Recognition Vendor Test. А уже в следующем году NtechLab обошла всех конкурентов в соревнованиях по автоматическому распознаванию эмоций, организованному Университетом штата Огайо.

В то время как американцы тестируют технологию в различных конкурсах, в России система распознавания лиц уже работает. Например, в 2017 году разработку NtechLab встроили в московскую городскую систему видеонаблюдения, чтобы искать преступников и бороться с терроризмом. Свою практическую эффективность технология доказала во время чемпионата мира по футболу FIFA 2018 в России. Полицейские задержали более 180 человек, часть которых находилась в федеральном розыске, — помог искусственный интеллект.

Развитие искусственного интеллекта (ИИ) — одно из важнейших направлений в современной IT-индустрии как в России, так и в остальном мире. Сейчас разработки на основе этой технологии ведутся буквально для всех сфер жизни, включая медицину, развлечения, военное дело, транспорт, тяжелую промышленность и, конечно, бизнес. В исследования этой технологии инвестируют и крупнейшие мировые корпорации вроде Google, Facebook, Microsoft и IBM, и обычные предприниматели.

Россия в этом вопросе старается не отставать от зарубежных коллег. В октябре 2019 года президент РФ Владимир Путин утвердил национальную стратегию развития ИИ до 2030 года. Ее основная цель — ускорить развитие ИИ в стране и повысить доступность информации и вычислительных ресурсов для пользователей. Развитие искусственного интеллекта государство напрямую связывает с возможностью укрепить экономику.

2,16
триллиона рублей
предусмотрено национальной программой «Цифровая экономика» на период с 2019-го по 2024 год

Вскоре после этого глава «Сбербанка»Герман Грефанонсировал создание альянса по развитию ИИ, куда вошли «Сбербанк», «Яндекс», Mail.ru Group, «Газпром нефть», МТС и Российский фонд прямых инвестиций. Содействовать со стороны государства согласилось Министерство экономического развития России.

У каждой из компаний — членов альянса уже имеется большой опыт по работе с ИИ-технологиями, тот же «Сбербанк» регулярно внедряет новые алгоритмы в свои продукты. Например, искусственный интеллект уже больше года анализирует всех пользователей мобильного приложения «Сбербанк Онлайн», чтобы адаптировать сервис под клиентов. Нейронная сеть проводит анализ предпочтений человека по тысяче параметров, а затем выводит на главную страницу только те функции, которые клиент использует чаще всего.

Фото: Михаил Воскресенский / РИА Новости

Умные технологии помогают банку и в сфере HR — алгоритмы предсказывают риск быстрого увольнения соискателей. Анализ проводится не только по резюме, но и по открытым данным о человеке. В теории эта информация помогает снизить текучку кадров в офисах банка.

«Яндекс» тоже задействует искусственный интеллект сразу в нескольких сферах. Достаточно вспомнить умную колонку с голосовым ассистентом «Алиса» или беспилотные автомобили, которые уже проехали более миллиона километров по дорогам России, США и Израиля — все они созданы на базе искусственного интеллекта. Нейросети «Яндекса» уже записывают песни и пишут картины.

Самой пугающей проблемой последних лет стало нарастающее влияние киберпреступников. Они атакуют не только обычных пользователей, но и целые государства. Среди компаний, участвующих в предупреждении глобальных угроз и войне с киберпреступниками, сразу несколько российских. Одна из них, Group-IB, была в 2003 году создана студентом МГТУ имени Н.Э. Баумана Ильей Сачковым. Поначалу это было агентство, которое занималось расследованием в сфере компьютерной криминалистики — искало виновников DDoS-атак и хищения средств с помощью вирусов.

Деятельностью компании постепенно заинтересовались крупные заказчики. Уже в 2007 году Group-IB стала сотрудничать с Microsoft: российские представители компании назвали сотрудников агентства «ведущими экспертами в области киберпреступности в стране».

«Мы общались с иностранными коллегами, старались помогать в их расследованиях, часто помогали нейтрализовать опасные ботнеты и таким образом попали в зарубежную тусовку криминалистов», — объяснял Сачков, как его компания вышла на иностранных клиентов

К 2020 году в портфолио Group-IB набралось как минимум несколько десятков успешных кейсов. Среди них — защита символики и билетной продукции зимних Олимпийских игр в Сочи, разработка системы раннего предупреждения киберугроз, раскрытие механизма атак преступной группировки Cobalt, а также официальное партнерство с Европолом и Интерполом.

Другая известная компания в области кибербезопасности, которая добилась крупных успехов за рубежом, — «Лаборатория Касперского». Учрежденная в 1997 году фирма занималась разработкой систем защиты от компьютерных вирусов и хакерских атак. За десять лет «Лаборатория» стала одной из крупнейших антивирусных корпораций с сетью региональных офисов по всему миру. Ее центральный офис находится в Москве, но есть представительства в Великобритании, Китае, Франции, США, Германии и других странах — партнерская сеть объединяет более 500 компаний в 60 государствах.

У «Лаборатории Касперского» есть продукты и для «домашних» пользователей, и для корпоративных клиентов. Программное решение одного из самых известных продуктов — «Антивируса Касперского» — используют у себя именитые иностранные разработчики: Microsoft, Check Point Software Technologies, Nokia ICG и другие — у компании 270 тысяч корпоративных клиентов по всему миру.

Мировым трендом последних нескольких лет стало формирование полноценных экосистем — когда все продукты компании взаимосвязаны друг с другом. Крупные технологические гиганты объединяют под своим крылом самые разные сервисы, которые позволяют клиентам решить максимум задач в несколько кликов.

Наглядный пример за рубежом — корпорация Alphabet (ранее Google), которая вышла из обычного поисковика. Со временем у нее появились и другие сервисы, включая почтовый клиент, карты, новостной агрегатор и многое другое. Позже корпорация стала выпускать гаджеты — умные колонки с фирменным голосовым ассистентом и смартфоны. Эти устройства фактически замыкают пользователя в экосистеме Google, чтобы у него не возникало необходимости в сервисах конкурентов.

Подобной стратегии придерживаются и российские техногиганты. «Яндекс», который тоже начинался с поисковой системы, теперь покрывает огромное количество пользовательских потребностей: такси, доставка еды, навигатор и карты, агрегатор новостей, почта и еще десяток различных сервисов в активе компании ориентированы на пользователей сети. Ко всему прочему, компания выпускает и физические продукты — смартфоны и умные колонки. Один из главных конкурентов «Яндекса» — Mail.ru Group — развивается по идентичной схеме. Разница лишь в том, что начинала корпорация не с поисковика, а с почтового клиента.

Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Важность создания собственной экосистемы вовремя заметили и в банковской сфере. «Сбербанк» еще в 2017 году задумал масштабную трансформацию, согласно которой банк должен превратиться в универсальную технологическую компанию и конкурировать уже с американскими IT-гигантами, а не c финансовыми учреждениями. Для этого «Сбербанк» инвестирует миллиарды рублей в облачные технологии, медицинские сервисы, телекоммуникации, торговые площадки и медийные активы. В его экосистеме уже более 30 компаний.

«Банки плачут по поводу того, что в Кремниевой долине едят их завтрак каждый день. И мы не хотим присоединяться к плачущим по этому поводу, мы хотим есть завтрак тех, кто ест завтрак других банков. И это наша ключевая амбиция», — говорил Греф, анонсируя новую стратегию.

«Тинькофф» тоже взял курс на создание собственной экосистемы. В его активах уже есть собственный мобильный оператор связи, сервис продажи билетов и сервис безналичной оплаты чаевых.

«Чтобы выжить и процветать через пять-семь лет, мы строим финансовую экосистему — это система, в которую мы привлекаем все больше клиентов и удерживаем этих клиентов, увеличивая лояльность. Эта задача требует масштаба. Банк не может оставаться нишевым игроком, ему нужен масштаб. К сожалению, размер имеет значение», — пояснял председатель правления банка «Тинькофф» Оливер Хьюз в 2017 году.